Защитникам и освободителям Смоленщины посвящается. Подвиг мужества и стойкости

(продолжение. Начало на сайте 10 февраля, 17 февраля)

Оставив Смоленск, советские войска продолжали героическое сопротивление. Здесь, на Смоленщине, в начале октября 1941 года произошло одно из самых масштабных и трагических сражений Великой Отечественной войны. В ходе немецкой военной операции «Тайфун» окруженными в «Вяземском котле» оказались 4 армейских управления, 37 дивизий, 9 танковых бригад, 31 артиллерийский полк. Безвозвратные потери Красной Армии превысили 380 тысяч человек.

Во второй половине сентября немецкое командование, планируя нанести на западном направлении главный удар и, в конечном счете, овладеть Москвой, сосредоточило здесь ударные силы группы армий «Центр». Наступательная операция на московском направлении получила название «Тайфун». 

Вермахтом была задумана грандиозная операция – никогда ни на одном операционном направлении не собиралось сразу три танковых группы. Численность личного состава группы армий «Центр» в начале октября составляла 1 929 406 человек. В «Тайфуне» были задействованы три армии и три танковых группы, насчитывавшие в общей сложности 78 дивизий, в том числе 46 пехотных, 14 танковых, 8 моторизованных, 1 кавалерийскую, 6 охранных дивизий и 1 кавалерийскую бригаду. Авиационное обеспечение операции осуществлял 2-й воздушный флот, в состав которого входили 2-й и 8-й авиакорпуса и зенитный корпус. Переброской авиасоединений из групп армий «Север» и «Юг» немецкое командование довело к началу операции «Тайфун» количество самолетов 2-го воздушного флота до 1320 машин (720 бомбардировщиков, 420 истребителей, 40 штурмовиков и 140 разведчиков).

Стратегией плана «Тайфун» предполагалось нанесение ударов из районов Духовщины и Рославля в общем направлении на Вязьму, прорыв обороны советских войск, их окружение и уничтожение в районе Вязьмы и затем – наступление на Москву. Для достижения этой цели были задействованы основные силы группы армий «Центр». Сосредоточенная в районе Духовщины 9-я армия с подчиненной ей 3-й танковой группой должна была выйти на рубеж Вязьма, Ржев, охватывая Вязьму с севера и востока. Перед 4-ой армией с подчиненной ей 4-й танковой группой, сосредоточенными в районе Рославля, стояла задача, наступая вдоль Варшавского шоссе с выходом к Спас-Деменску, повернуть на север в сторону Вязьмы и окружить основные силы Западного фронта.

К началу военных действий немецким командованием была проведена крупная перегруппировка войск – из-под Ленинграда в район Рославля скрыто была переброшена 4-я танковая группа, что позволило нанести удар не в одном месте, а в двух, по сходящимся направлениям.

В результате перегруппировки достигалось численное превосходство на избранных направлениях, в том числе на Духовщинском: по людям – в 3 раза, танкам – в 1,7, орудиям и минометам – в 3,8 раза; на Рославльском: по людям – в 3,2 раза, по танкам – в 8,5 раза, по орудиям и миномётам – в 8,5 раза.

Для маскировки этого мероприятия была проведена в жизнь довольно замысловатая кампания дезинформации. В частности, под Ленинградом оставили радиста из штаба 4-й танковой группы с характерным почерком работы. Перехваты его радиограмм, даже при невозможности их расшифровать, указывали советским разведчикам на местонахождение штаба танковой группы.

В результате дезинформационных мероприятий советское командование ошибочно предположило, что главный удар немцы нанесут вдоль шоссе, по линии Смоленск – Ярцево – Вязьма, на стыке 16-й и 19-й армий, что впоследствии не оправдалось.Противник нанес удары севернее и южнее.

Московское направление защищали Западный, Брянский и Резервный фронты. Западный фронт под командованием генерал-полковника И.С. Конева занимал полосу обороны примерно в 340 километров, по линии Андреаполь – Ярцево – западнее Ельни. В составе фронта к 1 октября 1941 года имелось шесть армий (22-я, 29-я, 30-я, 19-я, 16-я и 20-я), 32 стрелковых, 3 танковые и 3 кавалерийские дивизии, 4 укрепрайона, 3 танковые и 1 механизированная бригада. Всего – 320 тысяч человек, 475 танков, 2253 орудия, 733 миномёта и 272 самолёта. Во фронтовом резерве находились кавалерийская группа (2 кавалерийские дивизии), 2 танковые бригады, ряд других частей. Оперативная плотность войск Западного фронта составляла: на одну дивизию – 15 км, на 1 км фронта: танков – 1,6, орудий и миномётов – 7,5, орудий противотанковой обороны – 1,5.

В тылу Западного фронта и частично на его левом фланге располагались порядки Резервного фронта (командующий – маршал С.М. Буденный). В составе Резервного фронта имелось шесть армий (24-я, 31-я, 32-я, 33-я, 43-я и 49-я), 18 стрелковых, 12 дивизий народного ополчения, 4 танковые дивизии, 1 укрепрайон, 1 танковая бригада.

Утром 2 октября 1941 года основные силы группы армий «Центр» перешли в наступление на направлениях главных ударов Духовщина, Вязьма – силами 9-й армии с 3-й танковой группой в стык 30-й и 19-й армий Западного фронта; Рославль, Вязьма – силами 4-й армии с 4-й танковой группой в полосе обороны 43-й армии Резервного фронта. В первый же день операции противнику удалось прорвать оборону советских войск на Духовщинском и Рославльском направлениях и вклиниться на глубину от 15 до 30 км. К исходу дня дивизии 4-й танковой группы нанесли удар по – 33-й армии Резервного фронта. Немецкая авиация нанесла два воздушных удара по штабу Западного фронта, что привело к частичной потере управления войсками.

3 октября глубина продвижения немецких войск в полосе Западного фронта составила до 50 км, Резервного – до 80 км. Командованием Западного фронта для ликвидации прорыва противника в полосе 30-й армии была создана оперативная группа Болдина (152-я стрелковая дивизия, 111-я мотострелковая дивизия, 126-я и 128-я танковые бригады). Но контрудар, нанесенный ею 4–5 октября в районе Холм-Жирковский по наступающим соединениям немецкой 3-й танковой группы был отражен и цели не достиг.

4 октября на Рославльском направлении немецкая 4-я армия с 4-й танковой группой, тесня соединения и части 43-й и 33-й армии Резервного фронта, вышли на рубеж Ельня, Спас-Деменск, Мосальск. К исходу 4 октября противник глубоко охватил группировку из 19-й, 16-й, 20-й армий Западного фронта и 32-й, 24-й и 43-й армий Резервного фронта. Создалась реальная угроза выхода танковых частей противника в район Вязьмы с севера и юга.

5 октября Ставка ВГК утвердила решение командующего войсками Западного фронта об отводе войск на Ржевско-Вяземский оборонительный рубеж, переподчинив 31-ю и 32-ю армии Западному фронту.

6 октября был отдан приказ об отходе. Однако отвод войск в условиях ожесточенных боев и частичной потери управления осуществить не удалось. Успело отойти управление 16-й армии, передавшее войска 20-й и 19-й армиям, с задачей организации обороны в районе Вязьмы.

7 октября противник силами 56-го механизированного корпуса 3-й танковой группы с севера, 46-го и 40-го механизированных корпусов 4-й танковой группы с юга и востока прорвался к Вязьме и окружил 19 стрелковых дивизий, 4 танковые бригады 19-й, 20-й, 24-й, 32-й армий и группы Болдина, образовав так называемый «Вяземский котел».

Замкнув кольцо окружения в Вязьме высадкой десанта с воздуха, немецкие войска ударом моторизованных и танковых частей вдоль Минского шоссе раскололи окруженную группировку на две части. Севернее шоссе оказались: оперативная группа генерал-лейтенанта И.В. Болдина, 19 армия Западного фронта М.Ф. Лукина и 32 армия, укомплектованная сформированными незадолго до этого дивизиями народного ополчения Москвы.

Южнее шоссе располагались: 20 армия под командованием генерал-лейтенанта Ф.А. Ершакова, 24 армия генерал-майора К.И. Ракутина и части 16 армии генерал-лейтенанта К.К. Рокоссовского. Из-за несовершенства средств связи, разобщенности частей и соединений, вызванных стремительностью действий противника, оперативная обстановка прояснялась с большим опозданием, что сильно снижало возможности сопротивления окруженных армий.

10 октября в деревне Шутово, где дислоцировался штаб 19 и 32 армий, объединенных под командованием генерал-лейтенанта Лукина, прошло заседание Военного совета армии. На нем было принято решение начать прорыв утром 11 октября в полосе 6-7 километров севернее и южнее села Богородицкое.

Все, окруженные севернее Минского шоссе, части армий – 19-й и 32-й, еще имеющие связь с объединенным штабом группировки, двигались утвержденными маршрутами к деревне Орлянка, в районе которой три наиболее боеспособные дивизии 19 армии ценой огромной крови утром 11 октября пробили и с трудом удерживали узкий двухкилометровый коридор в сужающемся кольце немецкого окружения. Командарм 19-йармии, генерал-лейтенант М.Ф. Лукин, установил очередность выхода из окружения частей и подразделений; армейские штабы должны были эвакуироваться ночью.

Вся тяжелая техника и большая часть автотранспорта, для того чтобы не достались к врагу, были уничтожены. В лесных массивах специальные группы устраивали тайники для захоронения ценного военного имущества, документации штабов, излишков вооружения и амуниции. Тем временем нескончаемые колонны двигались через пробитый коридор на восток. Обескровленные заслоны с трудом сдерживали пытавшихся вновь замкнуть кольцо окружения немцев. Из района деревни Аношино, полностью исчерпав запас снарядов, дал последний залп по врагу дивизион реактивных минометов — «катюш». Артиллерийские расчеты подорвали машины с пусковыми установками и пешим порядком двинулись на соединение с основной массой войск.

С наступлением темноты проводить слаженный выход частей и подразделений стало невозможным. Немецкое командование быстро разобралось в обстановке и, осветив коридор тысячами ракет, обрушило на него чудовищной силы артиллерийско-минометный удар. Одновременно пошли в атаку танки и пехота. Около двадцати двух часов 11 октября кольцо окружения вновь сомкнулось.

12 октября Лукин отдал приказ на новую попытку прорыва, на этот раз – силами 152 стрелковой дивизии полковника Кочеткова, усиленной мобильным кавалерийским полком. Удар наносился в направлении Гжатска. Пехота противника отступила под ударом, но встречная контратака немецкой танковой дивизии опрокинула боевые порядки.

В ночь на 13 октября в Шутово Лукин собрал последнее заседание Военного совета окруженной группировки, на котором было принято решение: двумя группами выводить войска в южном направлении на соединение с 20 армией, все артиллерийские орудия взорвать, автомашины сжечь, прочие материальные ценности укрыть в тайниках, имеющийся запас продовольствия и боеприпасов распределить по частям; командирам и комиссарам поддерживать в войсках дисциплину, не допускать паники, случаев срыва с себя знаков различия и переодевания в гражданскую одежду.

Утром 13 октября две группы войск – одна, возглавляемая генерал-лейтенантом Лукиным, другая – во главе с генерал-лейтенантом Болдиным – двинулись на юг, в направлении Минского шоссе. Общей целью было соединение с 20-й армией Ершакова в районе железнодорожной станции Семлево. Командование окруженной группировки не предполагало, что 20-й армии как таковой уже не существует, как не существует и 24-й армии; лишь отдельные боевые группы ведут безнадежные ожесточенные бои с многократно превосходящими силами противника в местах прежней дислокации или переходят линию фронта в районе Гжатска.

Группировку Лукина — Болдина постигла та же печальная участь. С трудом, ценой больших жертв, пересекла она Минскую автомагистраль и двинулась на юго-восток в обход Вязьмы. Немецкое командование быстро стянуло мобильные мотомеханизированные и танковые части и организовало встречную контратаку. В результате большая часть группы была уничтожена, немногим удалось вырваться из огненного мешка.

Сам командарм-19 генерал-лейтенант Михаил Федорович Лукин был трижды ранен в руку и ногу и в бессознательном состоянии попал в плен. В немецком госпитале, развернутом в Семлево, ему ампутировали ногу. После выздоровления — этапировали в лагерь для высшего командного состава Красной Армии, где он содержался в одном блоке с Карбышевым и Понеделиным. За время войны его неоднократно пытались склонить к сотрудничеству с немцами, но — безрезультатно.

Генерал-лейтенанту Болдину с небольшой боевой группой удалось прорваться сквозь кольцо окружения; позднее он командовал вновь сформированной 19-й армией, а с декабря 1941 – войсками 50-й армии.

10 октября войска Западного и Резервного фронтов, не попавшие в окружение, были объединены в один Западный фронт.

Несмотря на первоначальный успех под Вязьмой, основная цель операции «Тайфун» в октябре 1941 года достигнута не была: Москва не была взята, и сопротивление советских войск не было сломлено. Более того, своевременным маневром силами из резервов Ставки и не затронутых войной округов система обороны на московском направлении была восстановлена. 5 декабря наши войска перешли в контрнаступление.

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *