Защитникам и освободителям Смоленщины посвящается. Кровавый порядок

(Продолжение. Начало 3 марта, 11 марта, 14 марта, 17 марта)

Немецко-фашистские войска находились на территории Смоленской области с 13 июля 1941 года по 10 октября 1943 года. За кровавые годы оккупации они совершили на Смоленщине тысячи тягчайших злодеяний. Гитлеровцы проводили политику геноцида мирного населения и военнопленных, в партизанских районах осуществляли варварскую тактику «выжженной земли» – уничтожали города, полностью стирали с лица земли села и деревни, производили массовое истребление мирного населения.

Особая роль в проведении нацистской политики по массовому уничтожению людей отводилась специальным службам и преступным организациям фашистской Германии: СД (служба безопасности), СС (охранные отряды), ГФП (тайная полевая полиция) и созданным в их составе карательным формированиям.

Такими формированиями являлись карательные отряды «Группы Шмидта», созданные фашистами для борьбы с партизанами, и затем преобразованные в 229 восточный батальон и батальон «РОА».

Эти карательные отряды оставили после себя на Смоленщине сожженные села и деревни, тысячи расстрелянных мирных жителей и партизан, море слез и нескончаемое людское горе.

Вот одно из тысяч свидетельств: 15 февраля 1943 года каратели «Группы Шмидта» учинили жестокую расправу над мирными жителями деревни Гуторово. Взбешенные оказанным им в этой деревне сопротивлением партизан каратели беспощадно расстреливали и сжигали в домах женщин, детей и стариков. У матерей вырывали из рук детей и бросали их живыми в горящие дома. Таким образом каратели уничтожили свыше восьмидесяти мирных граждан, полностью сожгли все строения, разграбили имущество убитых.

Но сколько же их, смоленских Хатыней? Из документов, хранящихся в архивах, видно, что на Смоленщине немецкие каратели сожгли дотла более пяти тысяч сел и деревень, из них около 300 вместе с мирными жителями. Государственная чрезвычайная комиссия определила, что общее количество жертв составило 546 тысяч человек.

Из донесения начальника политотдела 49-й армии в Политуправление Западного фронта: «Путь отступления немецкой армии есть путь разорения, бесконечного количества жертв мирного населения, неслыханных зверств. Нет ни одного села, в котором бы в той или иной мере гитлеровцы не творили бесчинств, не расстреливали бы женщин, стариков и детей. С 8 по 29 марта 1943 года 49-я армия освободила 368 сел и деревень, которые представляли собой сплошные пепелища. И повсюду лежали трупы расстрелянных и сожженных женщин, детей и стариков».

В деревне Глисница Батуринского района находился штаб карательного отряда. Сюда согнали пойманных в лесу мирных жителей и заперли в холодный сарай. Согласно архивным документам, пять дней шли допросы. Как говорится в Акте Чрезвычайной комиссии по установлению злодеяний немецко-фашистских захватчиков: «На допрос водили наголо раздетых, на улице стояли скамейки, на которые укладывали жертвы, обливали их водой. При экзекуции два палача садились жертве на голову и ноги, а третий бил палкой». После жестоких избиений и допросов обреченных отводили на расстрел на берег реки Вопь. Деревня Глисница была сожжена.

В деревне Клинец заживо было сожжено в сарае 70 человек мирных жителей.

В деревне Тереховка каратели сложили в штабеля 75, раздетых догола живых людей. Обложили их соломой и подожгли. Тех, кто пытался вырваться из пылающего костра, расстреливали из автоматов».

Архивные документы дополняют свидетельства очевидцев. О зверствах карателей в Руднянском районе рассказала местная жительница Мария Изотова.

11 февраля 1943 года в деревню Скворцы прибыл карательный немецкий отряд в количестве до 150 человек. Командир отряда под страхом смерти приказал собрать в деревне всех лошадей, и когда лошади были собраны и запряжены, немецкий офицер отобрал 12 жителей деревни, которым приказал вести коней в деревню Шарино. Жители этой деревни оказывали помощь партизанам. На каждые сани уселось по 5 немецких солдат. Приехав в Шарино, немецкие солдаты разбежались по домам и занялись грабежом – отбирали у жителей хлеб, лук, другие съестные продукты. Когда все было разграблено, крестьян согнали в один из деревенских домов, и заперли дверь на замок. У каждого окна был выставлен солдат, после чего дом подожгли. Остальные солдаты подожгли другие дома. Одним из главных действующих лиц этих бесчеловечных действий был бывший начальник оперативного управления генерального штаба гитлеровской армии Адольф Хойзингер.

Во время пожара в окна дома, где находились люди, солдаты бросали гранаты и стреляли из автоматов. Люди кричали, плакали. На эту ужасную картину фашисты заставили смотреть жители соседней деревни. На глазах маленькой Маши сгорело около 45 человек.

Из Шарино каратели направились в Марково. Там повторилось то же самое: 45 человек согнали в коровник и подожгли.

И таких свидетельств тысячи, тысячи и тысячи…

Слово «Холохост» звучит на всех языках одинаково. Эта катастрофа, обрушившаяся на еврейский народ в годы нацизма, стала самой трагической из постигших евреев за историю последних поколений. Это был четкий и безжалостный план физического истребления целого народа. И в полной мере этот чудовищный план был осуществлен на Смоленской земле.

Перед войной на территории Смоленской области проживало 33 020 евреев. Это был самый многочисленный народ из национальных меньшинств на Смоленщине. В Рудне евреи составляли более половины населения, в поселке Шумячи – более половины населения. Еврейское население проживало в Вязьме, Гжатске, Глинке, Духовщине и другие городах и деревнях области.

В январе 1939 года Гитлер заявил, что новая война завершится «уничтожением еврейской расы в Европе». И это не было пустой фразой. Сразу же после вторжения в пределы СССР, в июле-августе 1941 года, был разработан план «организационных практических и материальных мероприятий по осуществлению поставленной цели – окончательного разрешения еврейского вопроса».

Осуществление этих преступных акций на оккупированных территориях было поручено ведомству Гиммлера, для чего были созданы специальные формирования из лиц, отобранных в войсках СС, гестапо, полиции безопасности и службы СД, – айнзатцгруппы, подразделявшиеся на айнзатцкоманды (оперативные команды) и зондеркоманды (особые команды).

В Смоленске разместился штаб айнзатцгруппы «Б», приданной группе армий «Центр», и самостоятельно действовавший отряд полиции безопасности «Смоленск».

Истребление евреев проводилось различными методами: в ряде мест их умерщвляли сразу же после захвата местности. Там, где вермахту требовалась рабочая сила, евреев собирали в гетто и уничтожали постепенно – «посредством труда». Но, как правило, история гетто заканчивалась расстрелом.

28-30 июля 1941 года военный комендант Смоленска фон Швец отдал распоряжение о создании в городе гетто, для которого был отведен район Садки – северо-восточная окраина города в Заднепровье. Все русское население Садков должно было покинуть свои дома и переселиться в другие части города, а в освободившиеся жилища должны были переехать евреи.

Организацией гетто занималась полевая комендатура. Старожилы рассказывали, что среди приказов немецкого военного командования и распоряжений местного коменданта, которыми были обклеены тогда стены многих угловых зданий, особенно четко выделялось набранное крупным шрифтом объявление: «Евреям с вещами собраться в гетто»… И далее указывался маршрут – в Садки. Уже 5 августа 1941 года, то есть неделю спустя после прекращения боев за Смоленск, гетто начало функционировать.

 

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *