Защитникам и освободителям Cмоленщины посвящается. Освобождение

Окончание. Начало 17 июня, 30 июня, 7 июля

После завершения Смоленской наступательной операции в течение осени 1943 – весны 1944 года в западных районах области на оршанско-витебском направлении было проведено около десяти наступательных операций, сопровождавшихся большими потерями. Военный Совет Западного фронта принял решение о захоронении павших в боях командиров и политработников в Смоленске у крепостной стены.

Такое решение, видимо, не было случайным. Это место уже было посвящено памяти Героев, сражавшихся за свободу Отечества.

В январе 1911 года, готовясь к 100-летнему юбилею Отечественной войны 1812 года, Смоленская городская Дума приняла решение «устроить бульвар возле крепостной стены на протяжении от Ильинского пролома до памятника П.И. Энгельгардту и С.И. Шубину» и назвать его «в память 1812 года».

6 августа 1912 года, в дни празднования юбилея войны 1812 года, в сквере был заложен, а 10 сентября 1913 года открыт, знаменитый «памятник с орлами» – «Благодарная Россия героям 1812 года».

26 августа 1912 года в честь юбилея Бородинской битвы были открыты бронзовый бюст М.И. Кутузова и Городское народное училище памяти 1812 года. Здание было встроено в пролом крепостной стены и напоминало средневековой замок, символизируя своим видом воинскую доблесть и древность. (Сейчас в нем расположен музей «Смоленщина в годы Великой Отечественной войны»).

Бульвар 1812 года был открыт 31 августа 1912 года. Перерезал ленточку на его открытии сам император Николай II, посетивший Смоленск для участия в юбилейных торжествах. В том же году на стене, выходящей в сквер, было укреплено 19 мемориальных литых чугунных досок в память воинских соединений, совершивших подвиги в Смоленском сражении 4-5 августа 1812 года.

Захоронения погибших советских воинов у крепостной стены начались после освобождения Смоленска и части области от немецко-фашистских захватчиков. Первым, 18 октября 1943 года, со всеми воинскими почестями здесь был похоронен начальник политотдела 21-й армии гвардии полковник В.П. Столяров. Всего в 1943 году здесь было захоронено 12 человек, в 1944 – по решениям Военных Советов армий Западного фронта – 24 человека. Захоронения у крепостной стены проходили и в последующие годы.

В некрополе у смоленской стены покоятся останки освободителей Отечества разных национальностей: 25 русских, 9 украинцев, 1 белорус, 3 еврея, 1 татарин, 1 грек и 1 неизвестный воин. Всего захоронен 41 человек. Среди них – одна женщина – Герой Советского Союза гвардии сержант Мария Октябрьская.

Ее судьба удивительна. Мария родилась в Крыму в украинской семье. Детские и юношеские годы ее прошли в Севастополе. В 1925 году вышла замуж за курсанта кавалерийской школы И.Ф. Рядненко, супруги взяли фамилию Октябрьские. В связи с изменением мест службы мужа семья переезжала в разные населенные пункты Украины, а летом 1940 года прибыла в Кишинев по месту дислокации полка.

С первых дней Великой Отечественной войны И.Ф. Октябрьский оказался на передовых рубежах боевых действий, а Мария была эвакуирована в тыл.

В конце лета 1941 года ей пришла похоронка на мужа. В письме сообщалось, что полковой комиссар Илья Федотович Октябрьский погиб смертью храбрых 9 августа 1941 года в одном из боев на Украине. Узнав о гибели мужа, Мария Васильевна обратилась в военкомат с просьбой отправить ее на фронт, но несколько раз ей в этом отказывали, ссылаясь на перенесенную болезнь и уже немолодой возраст – 36 лет.

Тогда она решила пойти другим путем. В то время в СССР шел сбор народных средств в фонд обороны. Продав все ценные вещи и несколько месяцев занимаясь вышиванием, она внесла 50 тысяч рублей на строительство танка Т-34. После чего направила в Кремль следующую телеграмму:

«Москва, Кремль Председателю Государственного Комитета обороны. Верховному Главнокомандующему.

Дорогой Иосиф Виссарионович!

В боях за Родину погиб мой муж – полковой комиссар Октябрьский Илья Федотович. За его смерть, за смерть всех советских людей, замученных фашистскими варварами, хочу отомстить фашистским собакам, для чего внесла в госбанк на построение танка все свои личные сбережения – 50 000 рублей. Танк прошу назвать «Боевая подруга» и направить меня на фронт в качестве водителя этого танка. Имею специальность шофера, отлично владею пулеметом, являюсь ворошиловским стрелком».

С октября 1943 года М.В. Октябрьская уже сражалась на своем танке на Западном фронте в составе 2-го батальона 26-й гвардейской «Ельнинской» танковой бригады 2-го гвардейского танкового корпуса Западного фронта.

17 января 1944 года под Витебском, в районе железнодорожной станции Крынки советские войска перешли в наступление. Вместе со всеми рванулась в бой и «Боевая подруга». Из засады в упор ударила немецкая пушка. Порванная гусеница танка безжизненно распласталась на снегу. Надо иметь немало самообладания и мужества, чтобы в таких условиях принять решение отремонтировать машину. Бесстрашная женщина спрыгнула на землю, сняла с крыла запасные траки. В этот момент раздался взрыв. Мария упала, потеряв сознание.

С поля боя ее вывезли на самоходном орудии, затем на самолете доставили в Смоленск, где была сделана операция. Но ситуация оставалась очень сложной – осколком мины был поврежден мозг.

16 февраля 1944 года проведать Октябрьскую пришли все члены экипажа ее танка, а вместе с ними начальник политотдела бригады гвардии полковник Николай Гетман, который вручил Марии Васильевне орден Отечественной войны I степени. Через несколько дней Октябрьскую навестил член Военного совета фронта Лев Мехлис. Он сообщил Марии Васильевне, что командование представило ее к присвоению звания Героя Советского Союза.

Состояние ее здоровья резко ухудшилось, все чаще наступали провалы в памяти, сильная головная боль, жар, бред … На рассвете, 15 марта 1944 года Мария Васильевна Октябрьская умерла. 2 августа 1944 года М.В. Октябрьской было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

…Имя сгоревшей «тридцатьчетверки» – «Боевая подруга» – унаследовала другая машина, затем третья, четвертая, сохраняя память о гвардии сержанте Марии Октябрьской.

В дни празднования 25-летия освобождения Смоленщины от немецко-фашистских захватчиков, 28 сентября 1968 года после торжественного митинга в сквере Памяти Героев был зажжен Вечный огонь. Он был доставлен на бронетранспортере из Москвы от Могилы неизвестного солдата.

Современный вид сквер Памяти Героев приобрел в 1975 году. К 30-летию Победы была проведена его реконструкция. При входе в сквер была установлена гранитная стела со стихами Н.И. Рыленкова; на крепостной стене, выходящей в сквер, укреплены 4 мемориальные литые доски в память о воинских соединениях, совершивших подвиги в Смоленском сражении 1941 года и отличившихся при освобождении Смоленска в 1943 году.

В 1975 году у крепостной стены был похоронен Герой Советского Союза гвардии старший сержант смолянин М.А. Егоров – разведчик 150-й Идрицкой дивизии, водрузивший в 1945 году Знамя Победы над рейхстагом.

Его боевой путь начался в мае 1942 года на Смоленщине, когда он был принят в партизанский полк «Тринадцать». В июле 1942 года полк был разукрупнен, и на его базе созданы несколько партизанских соединений. Егоров попал в отряд, которым командовал И.Ф. Садчиков. Михаил собирал оставшееся на месте боев оружие, распространял в окрестных селах листовки со сводками Совинформбюро, добывал продовольствие, участвовал в разоблачении и уничтожении предателей-полицаев.

Вскоре он стал командиром подразделения разведчиков. За два военных года его отделение участвовало более чем в 50 боевых операциях. К моменту соединения с регулярными частями Красной Армии на счету разведчиков числилось 5 пущенных под откос вражеских эшелонов с боевой техникой, более 30 сожженных автомашин, 140 взятых в плен немецкий «языков». Самим Михаилом Егоровым было захвачено 14 вражеских «языков». За подвиги, совершенные в составе партизанского отряда М.А. Егоров был награжден орденом Красной Звезды и медалью «Партизану Отечественной войны» I степени.

В июле 1944 года партизанский полк Садчикова соединился с частями наступающей Красной Армии. Михаил Егоров, провоевавший в партизанском отряде без единой царапины, в один из первых боев был ранен в плечо и отправлен в госпиталь. Осенью 1944 года медицинская комиссия признала его непригодным к воинской службе, и он возвратился в родную деревню Ермошенки Смоленской области. Его избрали руководителем местного колхоза. Однако Егоров продолжал рваться на фронт, и его настойчивость помогла ему получить повестку о призыве в Красную Армию.

С 6 декабря 1944 года Михаил Егоров служил в 756-м полку 150-й Идрицкой стрелковой дивизии 3-й Ударной армии 1-го Белорусского фронта. Ему присвоили воинское звание «красноармеец» и зачислили в разведвзвод.

Особо отличился Михаил Алексеевич в боях за взятие Берлина. Военным советом 3-й Ударной армии было учреждено 9 знамен, по одному для каждой дивизии для водружения над рейхстагом. Знамя за номером 5 было вручено разведчикам 756-го стрелкового полка Михаилу Егорову и Мелитону Кантария. В ночь на 30 апреля 1945 года в составе 1-го батальона капитана С.А. Неустроева им удалось пробиться к куполу рейхстага и одним из первых водрузить на нем знамя.

19 мая 1945 года приказом № 092-н командующего войсками 3-й Ударной армии «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество» красноармейцы М.А. Егоров и М.В. Кантария были награждены орденами Красного Знамени. А 8 мая 1946 года Указом Президиума Верховного Совета СССР группе воинов, отличившихся при штурме рейхстага, были присвоены звания Героев Советского союза. Среди них были сержант Михаил Егоров и младший сержант Мелитон Кантария.

Сквер Памяти Героев стал местом, где соединилось время, судьбы и благодарность потомков.

В 1983 году обустройство сквера продолжилось. Постамент Вечного огня был частично реконструирован. Напротив бюста М.И. Кутузова установили бюсты генералов-полководцев Отечественной войны 1812 года: М.Б. Барклая-де-Толли, П.И. Багратиона, Д.С. Дохтурова, Д.П. Неверовского и Н.И. Раевского. В 2011 году к ним добавился бюст генерала Е.И. Оленина.

24 сентября 2006 года, в честь празднования 63-й годовщины освобождения Смоленска от фашистских захватчиков, в сквере была открыта Аллея городов-героев. 13 бетонных обелисков с Золотыми Звездами и названиями прославленных городов выстроились вдоль крепостной стены. Внутри обелисков заложены капсулы с землей с мест боев в городах-героях.

В год 70-летия Великой Победы в сквере появилась Аллея Героев. Ее составляют семь мраморных двусторонних стел, на которых выбиты фамилии 303 смолян – Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации и полных кавалеров Ордена Славы.

Проходят годы, но неизменной остается память о тех, кто погиб, защищая свой отчий край, свою необъятную Родину.

Оставьте ответ